24.06.2022

Промышленность Татарстана сегодня: импортозаместился сам — помоги другому!

Татарстанские предприятия ищут новые схемы работы с поставщиками. А государство просят помочь с дешевыми кредитами, подготовить кадры и установить предсказуемые «правила игры»


Промышленность Татарстана сегодня: импортозаместился сам — помоги другому!
Фото: Ринат Назметдинов

Четыре месяца прошло с 24 февраля. За это небольшое время российская промышленность вынуждена была кардинально пересмотреть некоторые бизнес-процессы, разработать новые логистические цепочки, начать искать новых поставщиков — это касается как сырья, так и оборудования. Многое осложнилось, но при здравом подходе справиться можно с любыми трудностями. Об этом говорили на бизнес-бранче «Реального времени» представители крупных предприятий, работающих в Татарстане и представляющих разные отрасли промышленности. Как замещают западное оборудование и сырье татарстанские промышленники, чего они ждут от государства и как сами помогают импортозамещаться коллегам — в репортаже с мероприятия.


Пять «осложнений» промышленного импортозамещения

Подавляющее большинство гостей бранча говорило об одних и тех же «болевых точках», осложняющих жизненный цикл промышленного предприятия сегодня. Вот они:

  • проблемы с поставками оборудования от западных партнеров;
  • ингредиенты, сырье, комплектующие, которое ранее закупали в ныне недружественных странах, приходится искать у других поставщиков;
  • затруднение логистики и необходимость перестройки цепочек;
  • необходимость находить возможности финансовых транзакций (в случае, если счета предприятия находятся в подсанкционных банках);
  • сложности с сервисным обслуживанием уже установленных производственных линий.
Подавляющее большинство гостей говорило об одних и тех же «болевых точках»

«Идеальное соотношение цены, качества и срока эксплуатации всегда показывали итальянские линии»

В пищевой промышленности дела обстоят тревожно, но поводы для оптимизма есть. Никита Мингалев, заместитель генерального директора по операционной деятельности АО «Татспиртпром», оптимистично заявляет:

— У нас жалоб нет, есть работа!

Работы, конечно, хватает. Например, пивоваренный завод «Белый Кремль» в Чистополе был запущен с нуля несколько лет назад — полностью на немецком оборудовании, начиная от программного обеспечения и заканчивая линиями розлива. Немецкие специалисты собирали этот завод под ключ. На предприятии пока рассматриваются два пути выхода из ситуации: во-первых, использовать внутренние резервы (есть специалисты, которые ездили в Германию на обучение и теперь готовы обслуживать оборудование на заводе), а во-вторых, в России тоже есть компании, которые специализируются на обслуживание таких линий и могут проводить сервисные работы. «Подбираем российские аналоги», — объясняет топ-менеджер «Татспиртпрома».

На ликероводочных заводах сегодня продолжается закупка линий, в том числе и у европейских партнеров (например, прямо сейчас поставляется оборудование из Италии).

По направлению импортозамещения ингредиентов с первых же дней после 24 февраля «Татспиртпром» начал работать по принципу «светофора»

Никита Мингалев рассказывает:

— Те контракты, что были заключены до известных событий, мы стараемся выдержать, просто сейчас выстраиваются другие цепочки — и финансовые проводки, и логистические поставки. Но модернизацию мы продолжаем по плану, от планов по переоборудованию производств не отказываемся. Продолжаем мониторить ситуацию: конечно, не ограничиваемся только европейскими производителями. Однако правда жизни такова: идеальное соотношение цены, качества линий для ликеро-водочного производства и срока полезной эксплуатации всегда показывало итальянское оборудование. Поэтому мы пока продолжаем работать с партнерами из Италии. Правда, есть еще и такой момент: любая линия раскладывается на отдельные узлы, и мы обязательно смотрим, что можно импортозаместить. В частности, есть на наших предприятиях проекты, где частично итальянская компонента, частично российская.

Мингалев привел пример того, как российский производитель разработал более удачное оборудование, чем западные коллеги. Это электронная система для помарочного учета продукции. Не секрет, что одной из первых отраслей, столкнувшихся с необходимостью внедрять стопроцентную отслеживаемость продукции, была ликеро-водочная. Система помарочного учета, которая считывает каждую бутылку, устроена сложно и многоступенчато.

И с нанесением всей этой маркировки успешнее всего удалось сработать российской компании из Перми.

— Те разработки, которые предлагали итальянцы и немцы, не устроили нас по части исполнения (там должно было быть очень высокое качество считывания — 99,99%), — говорит Никита Мингалев. — А вот российская компания добилась результата, они потом в этом сегменте стали лидерами рынка, и мы до сих пор с ними работаем. Так что удачные примеры импортозамещения есть, и их достаточно!

Система помарочного учета, которая считывает каждую бутылку, устроена сложно и многоступенчато

Закупает «Татспиртпром» и импортные ингредиенты (концентраты для ликерного производства, например). По этому направлению с первого же дня производство начало двигаться по принципу «светофора», где «красные позиции» означали продукты, которые сложно импортозаместить, а «зеленые» — то, что можно закупать прямо в Татарстане. Топ-менеджер предприятия говорит:

— Эта работа идет постоянно. Мы сейчас включены 24/7 — нам в первый же день было понятно, что бизнес сильно изменится. Мы понимали, что будет другой мир, и в нем надо как-то жить. Для увеличения своей доли рынка, для удовлетворения наших амбиций мы должны постоянно двигаться и работать 24/7!

«Доставка ткани из Китая обходится в 50% ее стоимости»

Легкая промышленность на бранче была представлена фабрикой по пошиву одежды бренда Serginetti. Исполнительный директор предприятия Юлия Малинина призналась: здесь были готовы ко всему, причем заблаговременно.

Юлия Малинина: «Хорошо, что в нашем бизнесе все происходит очень загодя, и мы работаем на опережение»

Дело в том, что ткани, производящиеся в России — например, лен — не совсем подходят для отшива классического делового костюма, а ведь именно на этом специализируется бренд. Поэтому, по словам Юлии Малининой, купить ткань на отшив коллекции в России негде. В Сибири есть производство шерсти — но вся она идет на форменную одежду. Белорусский лен дает подходящее качество, вот только цена на него такая, что работать с этим материалом нерентабельно. Так что с самого начала компании приходилось работать с импортными поставщиками.

— Наши основные поставщики — Китай, Корея, Турция и Италия. И мы продолжаем с ними работать, даже с итальянцами, они не прекращают с нами сотрудничество. Интересная история, конечно, с логистикой и с перечислением денег. Буквально недавно у нас «зависла» огромная партия сырья, когда в Китае был закрыт шанхайский порт. И мы просто не могли работать, все могло остановиться на несколько недель. Хорошо, что в нашем бизнесе все происходит очень загодя, и мы работаем на опережение: все закупаем за год вперед, и поэтому у нас было время переждать эти непредвиденные обстоятельства.

Юлия Малинина объясняет, почему коллекция следующего года просто физически не может быть дешевле, чем нынешняя. Обыватели спрашивают: «Как же так? Ведь курс валют сейчас такой низкий, значит, и себестоимость подешевела». Но нужно закладывать особенности бизнес-цикла: ткань, из которой будет отшиваться коллекция следующего года, закупалась еще в марте — по мартовскому курсу. Плюс есть и такой момент: компания-перевозчик, через которую сейчас идет процесс закупки тканей, выставляет свой валютный курс, который, конечно же, отличается от того, что демонстрирует ЦБ.

— Получается, что если сложить все эти расходы, пошлины и курсовую разницу, доставка ткани нам обходится в 50% ее стоимости. Мы, конечно, готовы покупать ткань российского производства, но подскажите нам, где?

С оборудованием на фабрике Serginetti проблем нет: буквально недавно пришла крупная партия

Зато с оборудованием, как говорит представитель фабрики, проблем нет: всего несколько лет назад предприятие было полностью оснащено швейными машинами и другими механизмами. Уже обучены свои механики. А буквально на днях на Serginetti пришли немецкие вязальные машины. Секрет прост: все проблемы на себя берет компания-партнер фабрики, которая специализируется как раз на импорте. Выходит дороже, чем работать с производителями напрямую, но другого способа сейчас нет, говорит Юлия Малинина.

«Возможно, с Европой мы будем общаться через дружественные страны»

Вахид Кулиев, замдиректора департамента координации закупочной деятельности Судостроительной корпорации «Ак Барс», рассказал о том, что по поставке оборудования для судостроения сейчас идет активная работа не только с Китаем, но и с Казахстаном и Турцией. Экономить средства удается за счет того, что закупки аналогичного оборудования объединяют между судостроительными заводами, входящими в состав корпорации «Ак Барс». Так, крупными партиями, получается дешевле и быстрее (экономится время сотрудников, занимающихся таможенными и логистическими вопросами).

Что касается западного оборудования, то, как рассказывает Вахид Кулиев, здесь тоже столкнулись с непростыми вопросами:

— Есть проблемы по перечисленным деньгам: есть некоторые контракты, которые мы не успели своевременно приостановить до введения санкций. Теперь мы работаем над тем, как привезти закупленное оборудование в Россию через дружественные страны — ну, или вернуть деньги.

Судостроительной корпорации «Ак Барс» оказывают серьезную поддержку министерства промышленности — и федеральное, и региональное. По этой линии специалисты заводов уже съездили в Турцию, в Китай, в другие дружественные страны — ищут пути решения, способы закрыть дефицитные позиции по поставке оборудования.

Вахид Кулиев: альтернативы российскому производству есть, но есть вопросы к качеству

Специалист СК «Ак Барс» говорит, что альтернативы российскому производству, в принципе есть. Но на вопрос, почему тогда их не задействовали раньше, честно разводит руками: качество оставляло желать лучшего. Да и заказчики судов включают в техническое задание совершенно конкретные позиции, которые предполагают европейское качество исполнения. Впрочем, как говорит Кулиев, не так уж и много оборудования в общем объеме закупалось на заводы Судостроительной корпорации «Ак Барс» из западных стран.

— Были некоторые контракты с Германией, мы сейчас ищем, как заместить поставки из недружественных стран. С учетом пожеланий заказчиков стараемся найти золотую середину, чтобы было и недорого, и качественно, и эффективно. Сейчас уже найдено решение некоторых вопросов по поставкам оборудования. Возможен и такой вариант, что с Европой мы продолжим общаться через дружественные страны — это касается особенно дефицитной продукции. Но в целом сегодня мы не можем сказать, что все совсем плохо. Мы отрабатываем вопросы и ищем пути решения. А кто ищет, тот всегда найдет!

«Казаньоргсинтез» и другие предприятия СИБУРа переводят химпром на отечественные рельсы

Разработка новых марок продукции, способной удовлетворить потребности очень многих производств, на «Казаньоргсинтезе» велась уже давно. А после того, как предприятие вошло в орбиту компании СИБУР, у него появились дополнительные возможности двигаться в этом смысле вперед. Главный технолог «Казаньоргсинтеза» Ильдар Залялиев рассказывает, что СИБУР всегда был активен на этом поле, и в текущих условиях помогает клиентам подбирать локальные продукты, которые смогли бы стать качественной альтернативой импортному сырью.

После того, как «Казаньоргсинтез» стал частью СИБУРа, у него появились дополнительные возможности двигаться в этом смысле вперед

Главный технолог казанского завода акцентировал внимание не на проблемах, с которыми предприятие столкнулось ввиду санкций, а на том, как оно помогает преодолевать эти проблемы своим заказчикам:

— В текущих условиях нам важно помочь нашим клиентам в подборе локальных марок в качестве альтернативы импортному сырью: это может быть как прямое замещение действующим ассортиментом, так и совместная разработка новых марок с подключением возможностей R&D-центра «СИБУР ПолиЛаб». Для поддержки клиентов СИБУР готов прорабатывать альтернативные маршруты поставки компонентов, помогать в их закупке, прорабатывать альтернативные рецептурные решения с минимальным влиянием на конечные свойства продукта.

Залялиев приводит примеры успешных кейсов, которые разворачиваются прямо сейчас. Так, «Казаньоргсинтез» предложил несколько марок полипропилена и полиэтилена для компании Danaflex (производит упаковку). И эта работа стала одним из самых наглядных примеров успешного замещения европейских компонентов: полиэтилен от СИБУРа теперь применяется в качестве адгезионного слоя в процессе ламинирования при производстве упаковки для снеков. Отечественный полиэтилен позволил «Данафлексу» в кратчайшие сроки переключиться на производство упаковки из отечественного сырья. А прямо сейчас СИБУР пересматривает марочный ассортимент полиэтилена с целью полного удовлетворения потребностей «Данафлекса» в производстве рабочих марок остальных видов упаковки.

Главный технолог «Казаньоргсинтеза» акцентировал внимание на том, как предприятие помогает в импортозамещении своим партнерам

На «Нижнекамскнефтехиме» расширили производство полимеров и полипропиленов, из которых компания «Икапласт» производит трубопроводные системы. Предложенная СИБУРом марка позволила «Икапласту» в кратчайшие сроки частично заместить импортный аналог и сократить затраты на приобретение сырья.

— Движемся в тандеме с клиентом, чтобы обеспечить ему стабильность закупок сырья, — объясняет Ильдар Залялиев.

«Мы сразу же после 24 февраля закупили все, что используем. Нам хватит комплектующих на 2 года»

Помимо «Казаньоргсинтеза», на бранче присутствовал представитель еще одной компании, которая по роду деятельности как раз призвана решать вопросы промышленного импортозамещения. Рустам Ганиев, основатель и генеральный директор ПТК «Инжиниринг», руководит производством промышленного оборудования для фасовки, смешивания, транспортировки продукции и, как он сам говорит, «решения нестандартных задач». И поскольку для того, чтобы что-то произвести, нужно сначала купить для этого сырье и детали, Ганиев рассказал об импортозаместительных проблемах, с которыми столкнулась его компания нынешней весной:

— В нашем оборудовании много электронных компонентов, которые в России не производятся. Мы закупали импортную электронику немецких, итальянских и других производителей. Сейчас ABB и Shneider Electric не работают с нашим рынком, приходится решать вопрос с импортозамещением. Рассматриваем китайские комплектующие, уже нашли способы ввоза того же Siemens под заказ.

Кроме электроники, возникли вопросы еще и с моторными компонентами оборудования и с пневматикой. Как рассказывает Рустам Ганиев, немецкая компания, у которой была закуплена большая партия пневматического оборудования, отказалась работать с российским партнером. Правда, деньги вернули — и на том спасибо. Поэтому остановились на японской компании, которая пока не останавливает поставок.

Рустам Ганиев рассказал об импортозаместительных проблемах, с которыми столкнулась его компания нынешней весной

Руководитель ПТК «Инжиниринг» объясняет: очень многое облегчается тем, что его компания изначально создавалась не под серийное оборудование, а под разработку проектов для конкретного клиента. Это означает гибкость.

— Моей целью изначально было создать компанию, которая умеет приспосабливаться, выживать — и несмотря на все успехи, мы не перестаем проходить испытания на прочность, поэтому даже привыкли. Но сложности, конечно, еще будут. Например, высок риск перебоев с электроникой. Месяц назад все поставщики и дилеры получили электронику, но сейчас у них на складах ее опять нет. Будет ли следующая поставка — никто не знает. Мы успели запастись — сразу же после 24 февраля произвели закупку всего, что используем. С учетом наших планов развития (а мы планировали увеличить оборот выпускаемой продукции в текущем году в три раза), нам хватит комплектующих примерно на 2 года, — рассказывает Рустам Ганиев, — но они пролетят быстро.

Всплеск популярности оборудования для фасовки удобрений и производства стирального порошка

Поскольку ПТК «Инжиниринг» производит оборудование, которое востребовано в самых разных сферах (от пищевой промышленности до горнодобывающей), да еще и специализируется не на серийных линиях, а под конкретный заказ, то сегодня востребованность их продукции растет. Рустам Ганиев рассказывает, что обороты набирают определенные сегменты: например, сейчас почти половину заявок на производство оборудования по фасовке в биг-бэги обеспечивают производители минеральных удобрений. В этом направлении, по его словам, зафиксирован серьезный всплеск. Уход западных косметических брендов, похоже, подстегивает российский бизнес: так, недавно на ПТК «Инжиниринг» поступил заказ на мощную линию по производству стирального порошка.

ПТК «Инжиниринг» производит оборудование, которое востребовано в самых разных сферах (от пищевой промышленности до горнодобывающей)

А вот контракты с крупнейшими заказчиками — уровня крупнейших госкорпораций — приходится менять, и это сильно стопорит производство. Дело в том, что процесс согласования контракта на производство оборудования может занимать здесь год — два. А теперь представьте, что это было подробнейшее задание, в котором была прописана марка каждой детали. И вдруг на этом фоне из России уходит Siemens. Значит, нужно переписывать ТЗ, пересогласовывать его, менять весь проект. И для огромной компании это довольно сложный процесс, констатирует Рустам Ганиев.

Но в целом спрос на отечественное оборудование вырос. Особенно на такое, которое предполагает определенную «кастомизированность», подстройку под клиента.

Кадры, пошлины, кредиты…

Не раз во время бранча прозвучало твердое намерение «выжить». Причем это слово употребляли представители всех представленных отраслей. Казалось бы, не самая оптимистичная риторика. Но, как говорят гости «Реального времени», пока удается решить все возникающие проблемы, хотя для этого и требуется работать «24/7», как говорит Никита Мингалев. Импортозамещение во всем — и в легкой, и в пищевой, и в химической промышленности, и в машиностроении, и во многих других отраслях — сегодня декларируется в качестве главной государственной задачи. На вопрос о том, чем государство может в этом помочь (помимо строгой мотивации), топ-менеджеры промышленности сформулировали свои предложения.

Снизить пошлины на ввозимое сырье

Юлия Малинина выражает сомнение в том, что нужно было разрешать «серый импорт» — по крайней мере, в сегменте одежды.

— Для нашей промышленности было бы неплохо, если бы производить одежду было выгоднее, чем купить ее в Китае и перепродать здесь, — говорит она. — У нас общая масса бизнеса строится на покупке и перепродаже. Я считаю, это в корне неверно. Например, многие мне говорили: «Уходят западные бренды, теперь у вас, наверное, вырастет спрос». Но на смену этим маркам уже сейчас идет массовый приток недорогой одежды из Азии. Хотя если будут максимально низкими пошлины на ввоз сырья для пошива одежды, тогда люди и будут заниматься производством! Думаю, производителя надо поддерживать, сохраняя большую разницу между пошлинами на ввоз сырья и готовой одежды.

Юлия Малинина предлагает радикально увеличить разницу между пошлинами на ввозимое сырье и готовую продукцию, чтобы шить одежду в России было выгоднее, чем перепродавать китайскую

Усилить работу по подготовке кадров

Малинина затрагивает еще одну больную тему: тотальную нехватку кадров по всем специальностям. Например, ее производство готово принять 200 швей прямо сейчас, но их нет. Рабочие специальности по-прежнему в стране не в чести, и это, как считают многие специалисты, прямая задача системы образования и государства. Ведь без рабочих рук особенно не поимпортозамещаешься.

С коллегой согласен Никита Мингалев («Татспиртпром»), который констатирует, что образование даже в вузе не соответствует реальному положению вещей на производстве.

Ильдар Залялиев («Казаньоргсинтез») вспомнил классический тезис «Кадры решают все». По его мнению, подготовка специалистов должна быть более практикоориентированной. Он предложил развивать центры компетенций, в которых бы объединялись обучающие мощности и можно было бы делиться опытом по подготовке специалистов.

Ильдар Залялиев считает, что подготовка специалистов должна быть более практикоориентированной

Рустам Ганиев сам растит для себя сотрудников, потому что видит серьезный кризис в этой сфере:

— Есть проблемы с конструкторами и технологами, мы их для себя растили и будем растить — сомневаюсь в том, что эта проблема как-то по-другому решится. А с рабочими профессиями — токарями и фрезеровщиками — и вовсе такое чувство, что образование загублено давным-давно. У нас на производстве средний возраст токарей 50 лет. Так что мы теперь даже задумываемся о том, чтобы открыть школу этой рабочей профессии у себя.

Вводить понятные и прозрачные правила игры

Никита Мингалев (АО «Татспиртпром») обратил внимание на то, как важны понятные «правила игры» для бизнеса, установленные государством.

— Бизнес должен понимать на определенный горизонт, по каким правилам он будет жить. Это нужно, чтобы выработать мало-мальски действующую стратегию хотя бы на пять лет. Нужна максимально прозрачная регуляторика и законодательство, понятное и предсказуемое. Например, мы подпадаем под закон об акцизах, и нам было бы очень полезно знать, как будут увеличиваться акцизы в ближайшие годы, чтобы закладывать под них целевые показатели.

Никита Мингалев обращает внимание на то, как важны для производственников понятные правила игры и предсказуемость изменений

Снизить процент кредитования для промышленных предприятий

Вахид Кулиев (Судостроительная корпорация) говорит о том, что промышленным предприятиям, особенно тем, которые занимаются импортными закупками, очень важен низкий процент кредитования. К нему присоединяется Никита Мингалев: «Если государство хочет развивать свой промышленный кластер, то нужны длинные деньги и дешевые кредиты для промышленников».

Рустам Ганиев: «Без доступных кредитов, похоже, промышленности не обойтись»

Рустам Ганиев объясняет: глобальное импортозамещение промышленных предприятий может потребовать серьезного переоснащения. Но не каждая компания может найти на это собственные средства (особенно в условиях, когда все оборудование серьезно дорожает вместе с логистикой). Так что без доступных кредитных линий специально для промышленных предприятий, поддерживаемых государством, похоже, не обойтись.

Составить перечень оборудования, которое в России не производится, и продумать пути его закупки

Тотального импортозамещения добиться вряд ли удастся: всегда останутся какие-то позиции, которые придется импортировать. Поэтому Вахид Кулиев предлагает по линии профильных ведомств составить перечень такого оборудования, согласовать его и централизованно продумать схему его закупки. Иначе каждое предприятие будет искать свои пути, покупать оборудование по двойной цене через посредников, терять доходы и увеличивать себестоимость своей продукции.

Вахид Кулиев — за то, чтобы сформировать общий пул неимпортозамещаемых позиций и разработать государственную стратегию их закупки

Создать «Авито для промышленников»

Рустам Ганиев предлагает на государственном уровне создать интернет-ресурс, площадку, где одни производители могут открыто высказывать свои потребности, а другие предлагать решение этих вопросов:

— Одни участники могут там обрисовывать свою проблему, а другие — предлагать способы эту проблему решить. По сути, некий аналог «Авито», только для представителей промышленного кластера. Думаю, если бы был подобный ресурс, то в краткосрочной перспективе могли бы завязаться многочисленные деловые партнерства и возникнуть интересные коллаборации, способствующие импортозамещению.

Было бы неплохо создать государственную площадку, на которой предприятия знакомились бы и помогали друг другу импортозамещаться
Людмила Губаева




Оставьте заявку
и мы с вами свяжемся!